Кубанское коррупционное устройство

В Краснодарском крае фраза, сказанная представителем чего-то: «Меня, поставили защищать интересы простых людей», -  воспринимается несколько странновато. Хотя бы потому, что во многих случаях, те, кому по должности положено защищать платят немалые средства для того, чтобы получить это заманчивое право. Или, если сказать совсем уж по-простому: дал взятку - получил должность –и защищай народные интересы сколько влезет. Коррупционные потоки при этом имеют, зачастую, настолько витиеватую сеть, что впору сравнить устройство взяточных схем с главное рекой региона – Кубанью. Маленькие ручейки текут с гор, подпитывая более полноводные притоки. Набирая водную массу притоки вливаются в полноводную Кубань, которая в итоге вливается в Азовское море. При этом понятно, что с истока небольшого «ручейка» (взяткодателей), «моря» (главных взяткобрателей) не видно. Кто они? А вот те самые – честнейшие и непорочные. У кого журналисты берут интервью о неизбежной светлости грядущего порученного им направления. И кто громит коррупцию в речах с трибун.

Рассматривать кубанское коррупционное устройство с, казалось бы, совершенно не взяткоемкой службы,- нотариата.  Вроде бы, какое тут вообще может быть мздоимство? Да посмотрите, кто в этих нотариальных конторах сидит? Внешне непритязательные тетушки в возрасте и юные специалистки с профессионально горящим взором.

При этом и государство, позаботилось, чтобы те робкие новички, желающие стать во главе нотариальных контор, имели равные шансы на карьеру. Соискателям необходимо пройти многоэтапные конкурсы, состоящие из письменных работ и личных собеседований со специальными комиссиями из опытнейшего, руководящего нотариального состава.

Но все это в теории. Реальная практика куда менее пафосна и о ней расследование Rucriminal.info.

Шанс на победу в конкурсах есть только у двух категорий соискателей: юных детей или прочих родственников руководства, либо у тех, кто способен обеспечить достойную мзду за должность.

Так что, забудем о словах «авторитетная комиссия». Решение о новых назначениях принимают не члены комиссий, какими бы авторитетными они ни были. Решение долгое время было за двумя людьми – руководителем нотариальной палаты края – Галиной Тимофеевной Черновой, и руководством управления Минюста по Краснодарскому краю. Ранее ее возглавляла И.В. Ковалева. Хотя сейчас она перешла руководить юстицией Адыгеи. Но кубанская нотариальная коррупционная схема была создана при ее непосредственном участии.  

Если, посадить этих возрастных тетушек на полиграф, и задать вопрос: «Берут ли они взятки?» стрелки прибора не шелохнутся.  Да вы что, конечно нет. И действительно, не берут они взятки. Это суетно и опасно. Коррупционные потоки организуют другие. Задачей Черновой и Ковалевой было защищать своих сборщиков «податей», ну и аккумулировать то, что им эти коррупционные мытари заносят.

Познакомимся с одним таким организатором коррупционных потоков.  Николай Игоревич Захаров. Бывший сотрудник полиции, работавший в Северском районе Краснодарского края. И уволенный из рядов. Потому что помимо служения делу борьбы с преступностью, используя получаемый опыт, Захаров и сам создал… некую преступную группу. Шума особого тогда никто не поднимал. Убрали его из органов по-тихому…

Но его юридические знания оказались сильно востребованы в… краевом управлении юстиции.  Захаров работал здесь поначалу скромным начальником отдела ресурсного обеспечения бухгалтерского учета. А когда у его начальницы Ирины Ковалевой создалось ощущение, что прежние «грешки» Захарова забыты, она перевела его на должность заместителя начальника управления. Казалось бы. В жизни Захарова все наладилось. Он встречал высокие комиссии. Подхватывал подающую начальницу, после отмечания успешного завершения работы этих комиссий. В общем на него можно было положится.

Правда, весьма скоро выяснилось, что правоохранители о криминальных «подвигах» Захарова не забыли. Пару лет назад сотрудники управления юстиции, получили возможность наблюдать живописную картину вывода своего замначальника в наручниках.

Причина, почему в тот момент Ковалева стала носиться в следственные органы стараясь всячески «отмазать» ценного сотрудника, не была секретом ни для кого в управлении юстиции. Потому что помимо служебных обязанностей, Ковалева возложила на Захарова и другие. Ну, те без которых не обходится разведенная женщина. Которая становиться все более пылкой с каждым выпитым стаканом. 

И тем не менее. Уголовное дело по Захарову было доведено до суда.  12 декабря 2016 года судья Северского районного суда Краснодарского края Евгений Иванович Полозков зачитал обвинительный приговор по уголовному делу № 230/ 2016 в отношении Захарова Н.И (ст. 30. ч. 3, ст. 33 ч 5, ст. 159 ч. 4 УК РФ – мошенничество, совершенное организованной группой) и других лиц (Иванов А.И, Шергина В.А). Захаров был приговорен к 2 годам лишения свободы.   

И вот тут за приговоренного к отсидке ценного сотрудника началась настоящая битва. 1 марта 2017 года краснодарским краевым судом (докладчик судья Карпенко Николай Александрович) было вынесено апелляционное определение, которым приговор Северского районного суда был изменен. 2 года реального лишения свободы были изменены на 2 года условно, с испытательным сроком на 2 года… Причины такой судебной благостности, в общем-то тоже на поверхности. Председателем крайсуда на тот момент был Александр Чернов, бывший муж Галины Черновой, деловой подруги Ковалевой, который всегда максимально содействовал своей бывшей (многие нотариусы Краснодарского края убеждены, что именно благодаря этому содействию Галина Тимофеевна, весьма посредственный специалист, не имеющая опыта и стала в свое время руководителем краевой нотариальной палаты).

Любопытен и дальнейший «обряд очищения» Захарова. Осужденный Н.И. Захаров состоял на учете филиала по Динскому району Краснодарского края ФКУ УИИ УФСИН РФ с 22 марта 2017-го. Но уже через месяц снялся с учета в связи с убытием в Центральный округ Краснодара.  В краевой столице «решать вопросы» было куда проще. 20 декабря 2017-го Первомайский районный суд Краснодара (судья Довженко Андрей Анатольевич, зам председателя райсуда) вынес постановление об отмене условного осуждения, и освобождению от дальнейшего отбывания наказания. С Николая Захарова была снята судимость.

Почему так подробно о Захарове? Именно такие люди и нужны были в коррупционных схемах Черновой и Ковалевой. Которые способны спокойно «не дружить» с законом, и быть бесконечно благодарны своим «покровительницам» за спасение от тюрьмы. Захаров и был поставлен ими главным сборщиком взяток за должности.  Начал он «доить» соискателей еще в то время, когда находился под подпиской. И хотя Ковалева была вынуждена уволить подследственного сердечного друга (согласитесь, вообще было бы странно, когда зам начальника управления юстиции по краю – урка-мошенник), но Захаров общаясь с теми, кто жаждал стать нотариусами представлялся как… действующий заместитель Ковалевой. В принципе он таковым и был. Зам по мздоимству.

Действовал Захаров просто: Ковалева и Чернова передавали ему личные дела участников очередных конкурсов. Опытный по этой части Захаров вычислял наиболее перспективных с точки зрения получения мзды кандидатов и предлагал им гарантии победы в обмен на определенного размера «благодарность».  В зависимости от «уловистости» нотариального участка эта цена колебалась от 20 до 150 тысяч долларов. Исключения составляли, разве что совсем уж тухлые райцентры, где у претендентов таких денег не было. Но вот если речь шля об «уловистом» участке в Краснодаре, или в «жирном» на деньги Сочи.

Работал в этом направлении неработающий в юстиции Захаров… прямо из кабинета в управлении юстиции. Особо не стесняясь. Часто сотрудники становились невольными свидетелями некоторых коррупционных переговоров. Такая наглость, породила уверенность у всех работающих в управлении: «У Захарова, Ковалевой, Черновой есть высокие покровители, которым они «заносят», чтобы на все их художества правоохранители закрывали глаза.

Каждой семье, где подрастала нотариальная смена, стало совершенно очевидным: либо ты платишь столько сколько скажут, либо пролетаешь. Ведь сама структура проведения конкурса такова, что претендента можно спокойно зарубить на любом его этапе. Особенно на устном собеседовании. Притормозить «выскочку», который решил стать нотариусом на халяву, то есть не заплатим мамочкам? – Да без проблем. И наоборот: восхититься (в виде выставления максимальных баллов) тем, кто проплатил – это запросто.

К примеру, решил стать нотариусом Сергей Камуз. Но не сразу сообразил как. В 2019-м в конкурсе в Абинском нотариальном округе он получил 49 баллов (30 из них по письменному, и всего… 19 у членов конкурсной комиссии во время устного собеседование). Победила же Лидия Лагодина  (иначе и не могло быть, ее мама – приближенная к Черновой нотариус).  А в феврале 2020 года уже «многое понявший» Камуз на конкурсе на замещение вакантной должности в Краснодарском нотариальном округе получает 97 баллов – вдвое поумнел за полгода. Другой пример. Евгения Широкина набирает на конкурсе в 2020-м на замещение вакантной должности нотариуса в Северском нотариальном округе победные 75 баллов. Кто-то разве ожидал менее выдающегося результата? Нет, ведь Широкина – дочь Ковалевой.

Список можно продолжать и продолжать.  

Да, если взглянуть поверхностно, вроде бы формально все требования законодательства в сфере нотариата выполняются. Конкурсы, вон, проводятся по замещению вакантных должностей.  Но говорить о том, что в Краснодарском крае главная цель нотариата – это качественная защита интересов граждан и юридических лиц?  Это вряд ли. Главная задача: обеспечение коррупционных интересов руководства.

Но, а теперь, давайте рассудим здраво: вот уплатили родственники 20 или там 100 тысяч долларов, чтобы их юное дарование стало нотариусом. Как можно покрыть этот убыток?  Оформляя левые сделки жуликоватых юрлиц? Сливая персональные данные другого рода жуликам, типа черных риелторов? Как иначе отбить взяточные затраты? Что и подтверждают громкие кубанские уголовные дела по отжиму квартир и домов одиноких стариков, когда «левые» доверенности оформляются в нотариальных конторах (в том числе и нотариальной конторе самой Черновой Г.Т.), оспариваемые наследниками в судах «левые» завещания (к примеру, составленные нотариусом Туапсинского нотариального округа А.В.Нартовой). 

Конечно, нельзя сказать, что в Краснодарском крае все новые назначения решаются исключительно десятками тысяч долларов или миллионами рублей. Наряду с коммерческими конкурсами, есть и отдельные «бесплатные», - как бы подчеркивающие «исключительную честность» отбора. 

Сейчас Чернова тянет к «кормушке» свою дочь – Елену Рязанскую. Ныне Рязанская – вице-президент краевой палаты.  Лет Галине Тимофеевне уже немало, а коррупционное семейное дело надо передать в надежные руки. А кто тут может выступить более достойным продолжателем? Только родная дочь. Как уверены в семье Черновых именно она должна стать будущим президентом нотариальной палаты Краснодарского края. Если ей в этом не помешает другой нотариус – дочка Ковалевой. Тут обозначается серьезная конкуренция. Тем более если учесть, что главная «крыша» Черновой – бывший муж, лишился былых полномочий, и сегодня его влияние минимально. А вот у Ковалевой все как раз прет.  Не та давно распоряжением Президента Российской Федерации начальник Управления Министерства юстиции РФ по Республике Адыгея И.В. Ковалева была назначена членом коллегии Министерства юстиции России.  

Федеральные чиновники, готовящие этот документ, были явно не в курсе. Но зато теперь и Захаров явно перепишет свой коррупционный ценник.  Ведь на Кубани это же норма, - чем больше регалий у взяткополучателя, тем больше надо «заносить». И если все настолько хорошо у того, кто взятки носит, насколько же хорошо у тех, кто их принимает? Спросить бы у Черновой и Ковалевой. Не нам спросить, а правоохранителям.  

Впрочем, сейчас Ковалева от краснодарских нотариальных схем, похоже, «отжата». Во-первых, работает уже не в Краснодарском крае, а в Республике Адыгея, а во-вторых, согласно приказу Минюста РФ, от 30.03.2018 № 63, изменен порядок проведения конкурса на замещение вакантной должности нотариуса. В нем состав комиссии определен в количестве 5 человек – все нотариусы, в том числе Президент региональной палаты, - председатель комиссии. Кубанский  нотариальный президент еще и единолично  выдает  рекомендации соискателям (в Устав Палаты были внесены по этому поводу соответствующие изменения), забрав данную функцию у коллегиального органа – правления Палаты. Юстиция же в данном порядке оказалась практически лишенной полномочий.  Так что по факту решение единолично за Черновой.

Смотрим итоги конкурса конца 2021-го года. Сколько там набрали соискатели – протеже Черновой? Артур Дунамалян – 98 баллов… Артем Симатов – 93 балла, Юлия Бугаевская-Бреус – 88 баллов! У остальных шансов на победу не было. Им необходимо опыт накопить… и деньги.